О`Санчес. Я курил



Это рассуждения бывшего курильщика в довольно свободной форме, чтобы позабавить, или воодушевить, или просто запугать - на все вкусы.

Я КУРИЛ

денно и нощно предаваясь пороку сему. А днесь не курю, не грешу - ни легкими, ни бронхами многострадальными, ни разумом своим и не завишу отныне от сего мирского блуда, к коему сподобился я "причаститься" от зеленой юности своей. Возжаждайте чистоты и здравия - и за вас замолвлю слово, дабы по примеру моему навеки избавились вы от нечестивого наслаждения дымом, мегапоганой травой никоцианой порождаемого!.. А хотя бы и так, торжественно и многосмысленно: силою побежденного мною порока замолвлю за вас СЛОВО перед природою человеческой, что изначально, в равных пропорциях, исполнена греха и доброчестия, предоставляя нам собственной волею выбирать, не воспрещая, любой из кладезей предпочтений людских.
СЛОВО - не токмо эффективный разносчик информации внутри человечества, оно уже стало стихией, если оценивать силу его воздействия на нашу жизнь. СЛОВО, почтительно сказанное большими буквами, состоит из полчищ, из мириадов слов, как ЧЕЛОВЕЧЕСТВО из людей... и хватит об этом, а то запутаемся в определениях, в то время как сейчас есть у меня иллюзия, что мы с вами имеем в виду одно и то же, беседуя о СЛОВЕ и курении. И вообще - будем поэкономнее с прописными буквами.
Вот я и говорю: хотите бросить курить - попробуйте мои слова, пустите их внутрь, подобно тому, как вы пускаете внутрь любые виды отрав, с тем чтобы позднее, в тщетной попытке обезвредить , или хотя бы ослабить их разрушительную, силу пропустить им вдогонку так называемые лекарственные препараты. Разница в том, что мои слова безвредны, но способны помочь.
Никакого психоанализа и гипноза, никакого воздействия на ваше уважаемое подсознание, уважаемый читатель, не говоря уже обо всяких там заклинаниях, НЛП и прочих телепатемах. Никакого гуризма и шаманизма. Только здравый смысл и зомбирование - вот те элементарные, будничные, но реальные инструменты, которые помогут вам стать свободными от вредной привычки.
Мой курительный стаж измерялся десятилетиями, причем не было недостатка ни в здоровье, ни в желании избавиться от убогого, но неотвязного увлечения.
Сколько же их накопилось, этих последних пачек, этих прощальных-раз-и-навсегда затяжек... Этих "проверочных", после которых "совсем не тянет" "развязаться" и которые, тем не менее "развязывают"...
"Баловаться" я начал в семнадцать лет. Зачем, спросите вы? Чтобы казаться взрослее? Или по принципу "быть как все"? Нет и нет. Три основные причины затянули меня в этот омут порока-пигмея: любопытство юности, любопытство ученого и переоценка собственной уникальности.
- Тебе хочется курить? - раз за разом спрашивал я у приобщившихся.
- Да.
- А бросить можешь?
- Могу. Но не хочу.
- А, то есть тебе без курева плохо?
- Нет, наоборот, с куревом хорошо.
- А почему, почему не хочешь бросить?
- Потому что мне нравится курить.
- А чем нравится? Ну, сладко это, или балдеешь, как от... секса? Или... еще что?
- Понимаешь... Вот когда куришь... Попробуй - узнаешь, короче говоря...
Такой, знаете ли, типовой разговор в ста вариациях, от которого ясности в феномене вредной привычки не прибавлялось; поэтому пришлось пробовать самолично.
Да-с, приходится утешаться незатейливой мыслью, что и умные люди способны на глупости:
У организма от курения кружилась голова и из нее обильно текла слюна, на этом телесные удовольствия заканчивались. Но это частично компенсировалось моим вдруг открывшимся талантом: пускать изо рта дымные кольца.
Слюны во время курения постепенно становилось все меньше, а периоды головокружения незаметно сдвигались к первой утренней затяжке. Года не прошло, как я однажды поймал себя на мысли: "не худо бы покурить, подымить..." И тотчас в мозгу зазвенел, загремел, нагнетая игрушечный ужас, колокольчик тревоги: все, пора заканчивать эксперимент, зависимость проявляется явным образом... Пора...
Хрена лысого я бросил тогда... Уникум, понимаешь ли...
Ведь, я как думал своим головным научно-исследовательским мозгом? Подсяду, пойму, что подсел - и волю в кулак! Переборю, пересилю, на голом упрямстве превозмогу, но не позволю мною командовать какой-то там дурной привычке. Захотел - начал курить, захотел - бросил. Вот так-то!
Угу, да-да, само собой... Красиво. При всей моей вселенской крутизне, обычной у восемнадцатилетних, я не учел малюсенького обстоятельства: бороться надо не только с зависимостью, но и самим собой, любимым и не менее крутым. Оказалось, что всегда их было двое на меня одного: привычка и мое второе "я" против первого "Я", и они легко побеждали. Тот, второй, никак не мог понять и проникнуться, что я - который первый - человек очень волевой и целеустремленный, он чихать хотел и на волю мою, и на цели, чихал и гнул свое, потому что у него, у второго, не было весомых поводов для добровольных лишений. Отсутствие курева (не случайное, не то, которое застает врасплох и бросает об стены, а запланированное, в процессе очередного бросания) не лишало меня сна и аппетита, уши мои не опухали и пальцы не тряслись мелкой дрожью. Ничего подобного. А просто... с куревом было чуточку уютнее жить на белом свете, чем без него. А без курева чуточку скучнее. Достаешь сигаретку из твердой пачечки, катаешь ее пальцами за круглые чуть потрескивающие бока, а другая рука уже нащупывает зажигалку или спички... Ты куришь покрепче, а она полегче... Да, я забыл упомянуть: она ведь, как правило, тоже курит и почти каждый вечер рядом с тобой, ее теплое плечико прижалось к твоему: Вы словно бы целуетесь, каждый через свою сигарету... Затянулись. Это очень сближает:
Два часа фильм шел, а ты уже соскучился по дыму. Так он хорошо по легким пробежался: х-х-а-ах, как солнечный зайчик в майское утро по лбу и одеялу... И какой кайф: затянуться в полсилы и выпустить первый, бледный, обезникотиненный дым... Еще пара затяжек: - и ты уже не куришь, а докуриваешь, удовольствие ужалось, оно оказалось таким мимолетным, надо ждать следующего позыва... И позыв придет, когда через час, а когда и через пять минут: И снова нежнейшая из радостей: ничем не тревожа ленивое безделье - немедленно удовлетворить возникшее желание
И вдруг - все это бросить и понять, осознать, что все, никогда больше не бывать сигарете в уголку рта, первым утренним затяжкам, дымным колечкам над чашечкой горячего кофе... Черт возьми! На фига тогда и бросать?..
Хорошо после обеда идет сигаретка, очень хорошо... А первая утренняя, особенно если дотерпеть 'до после завтрака' - вообще по шарам бьет... По вечерам, ежели за картами или во время пьянки - тоже уходят одна за одной... А законный перекур в конце и в середине каждого часа работы?..
Но двое-то их двое против меня, а и я не промах: у моего разума в адъютантах служит нечто вроде интеллектуальной совести - КОД (Критическое Отношение к Действительности). То есть я понимаю, что курить вредно, что я попал в зависимость, что бросить бы надо, но мне слабО.
И давит, давит стыдное для твоей силы воли напоминание, что табак с никотином - отнюдь не самые страшные на свете наркотики. Из имеющихся в арсенале у человечества, он напротив - слабейшие. И мне еще повезло, что я нарвался только на табакокурение.
Р-раз - бросил: и через час начал, два - намертво бросил, по-мужски, - и развязался через неделю, тр-ри... Что-то нехорошо получается, ребята... Как это так? Вот я, сам себе хозяин, умный и рассудительный, давлю пустую пачку в стальном кулаке и знаю, ЗНАЮ (извините за прописные, не удержался), что все, отныне некурящий... А через несколько дней, а то и часов - опять курящий... Тряпка я или человек? Это ведь всего лишь навсего дымоиспускающие никотиновые палочки, от которых даже простейшего кайфа нет. Пиво - и то гораздо... Стоп...
Зачем же я пиво пью, когда в соседней бочке квас, который дешевле и с очередью малой?.. Зачем я пью невкусные водку и портвейн, когда наперед знаю височно-мозговые проблемы завтрашнего утра? Мало штанов я себе облевал в попытках перепить остальных гусаров? Для веселья, что ли? Ха-ха-ха... Смеялся я и ежился: И колокольчик мой внутри, сигнальный, верный, особенно трепетный в некоторые больные утра, переходил на бас... Я не собираюсь спиться, отнюдь, но ведь я не собирался надолго задерживаться и в курильщиках... А вон та синявка у пивного ларька, вон та - в дырявых розовых трусах по колено, двадцать лет назад мечтала о коммунизме и женихах, но никак не о халявном стакане вермута по рубль двадцать семь за бутылку... Бьюсь об заклад, джентльмены, что она не считает себя алкоголиком, так же как и мы... Что фыркаете в кружки, пеной брызжете?
Вон тот, из запорожцев, видать - тоже не знал, что ему доведется, и не однажды, по-гоголевски пышно раскинуться мотней и прической на обоссанном им же асфальте... А ведь алкоголь - это наркотик не из сильных, только и сильнее что никотина.
Я и раньше в бухалове знал меру, если иной раз и не в количестве выпитого, то уж обязательно в частоте, а теперь, однажды струсив, сознательно стал прореживать, и чем дальше, тем настойчивее. А вот курить бросить никак не мог, даже уложиться в ежедневную пачку 'беломора' не удавалось... Это при том, что интеллектуальная совесть моя, КОД, всегда была рядом и не забывала меня грызть да посасывать... Но никотин, тщедушный и липкий, был сильнее меня; он, гнездясь в моем мозгу, легко предугадывал направление очередных морально-психологических ударов и мимикрировал под безотводные поводы, причины и соблазны, мешающие мне "завязать". 'Попозже, - уговаривал он, - успеешь бросит позже!'.
А алкоголь - он-то еще гибче и ловчее. Табачок мне только легкие пудрит, не сознание, а алкоголь, если окончательно победит... Достаточно посмотреть на поверженных-отверженных ... Из которых, повторюсь, никто не считает себя - того..,. алкашом. И тогда я твердо сказал себе: если уж с куревом ты такой слабак оказался, то с выпивкой - в тридцать лет - все, прекращай, пока еще не понадобилось бросать. Ни грамма. Сдержал, кстати говоря. И это было нетрудно, потому что моя алкогольная карьера, с младых ногтей отравляемая страхом перед гипотетически возможным, изнутри неощутимым, нераспознаваемым алкоголизмом, так и завершилась, толком не успев сформироваться даже в первой легкой стадии: вкусного, дружественного мне алкоголя я так и не успел распробовать. Перестал пить - и ни разу не захныкало в мозгу и желудке: налей, мол... Думал, что абсолютная трезвость и с курением справиться поможет... Не помогла.
Во всем, говорят, есть оборотная сторона. Теперь, когда мне удалось уверенно завязать с этим делом, подтверждаю: да, курение, в определенном смысле, принесло мне пользу, типа как прививка от более серьезных бяк. Подсев на курение, я, в силу образования, больного самолюбия и личностных особенностей, стал крепко задумываться о природе искусственно сформированных привычек; а задумываясь и примеряя на себя - изобрел немало добротных велосипедов, научился смирению, научился замаскировывать гордыню под смирение... Многим полезным вещам научился, многое осознал... Во лбу у меня выросло нечто вроде невидимого миру третьего глаза, с которым иногда прикольно в компаниях и в гостях, но чаще муторно...
Вот вы, читающий меня, вы, притормозите чуток на следующих буковках, выслушайте мой вопрос, даже парочку.
Хотите определить - свободный ли вы человек, или раб-человечек, в ошейнике из своих, вами же взращенных пристрастий?
И если да - хотите измерить длину своего поводка? Уверяю вас, он намного короче, чем вам это представляется.
Попробуйте, к примеру:
не пить хмельного три недели. Три недели попытки ничем не мотивированного воздержания , мне этого вполне хватит, чтобы привить вам комплекс неполноценности. Пиво, одеколон, анжуйское - все под внутренний запрет, все без исключений. И тогда вы увидите тайну...
Оказывается, в жизни всегда есть место празднику, в котором отсутствие "огненной воды" - просто моветон. Свадьба, поминки, получка, новые ботинки - ну куда тут кефиру? Обязательно выпить! Обмыть, посидеть, поддержать компанию... Не пьянства ради, а для общения для:
Если вы человек азартный и любящий эксперименты - первая неделя пройдет просто на ура и предстоящая победа на вкус покажется вам слишком пресной, а обещанные поводок и ошейник - чушью.
Однако, еще пара недель ожидания - все-таки впереди; парадокс: победа уже за вами, это ясно, но: - вот глупость какая - пропустить глоточек все еще нельзя.
- Да почему нельзя-то?
- Потому что Договаривались.
Чувство долга понукает продолжать бессмысленный эксперимент, а внутренний голос, мудрец, скептик и бунтарь по природе, уже шепчет вам: "а зачем, собственно, плясать на руинах??? Эксперимент завершен, сила воли проверена и продемонстрирована, поэтому можно с легкой душой пойти и...
!!!! Оп, знайте, это за вами...!!!! То самое, застегивается на шее...
И чем ближе к заветному сроку, тем чаще и раздражительнее перепалка между вашими микроЯ, "чувством долга" и "здравым смыслом".
Есть странная злая и остроумная шутка на тему отличия пьянства от алкоголизма: пьяница удовлетворяет свои физические потребности, а алкоголик - уже духовные.
Мне, кстати, не надо ваших писем и откликов, чтобы знать статистику эксперимента: из ста малопьющих добровольцев - один избудет все три недели (промежутки у запойных читателей не в счет). Остальные - они тоже непьющие и от алкоголя - ну то есть абсолютно не зависимые, просто почему-то так получается, что надо налить и выпить. Апорт!
Закончу разглагольствования на алкогольную тему предостережением, которое никто не услышит: если вдруг случится чудо и вы простоите насухо все три недели, но при этом испытаете чувство облегчения от того, что марафон завершился - знайте: ваше хобби уже начинает, потихонечку и постепенно, вступать в права рабовладения:
С курением проще. Вы можете отлучиться с рабочего места на перекур и спокойно предупредить об этом окружающих, можете закурить на улице или за шахматами, не опасаясь, что за вашей спиной пробежит слух, что "Пупкин в последнее время стал слишком много курить", и что "от Пупкина каждое утро табаком разит, он даже на обеденном перерыве умудряется покурить". Теоретически, вы можете прожить всю свою жизнь заядлым курильщиком, дожить до ста лет и ни разу не расстроиться по поводу вашей зависимости от табака и никотина. Потому что знаете: в любой точке Земли, в любом месте где скапливаются и живут люди, вы можете с той или иной степенью внутреннего комфорта на законном основании удовлетворять свою любовь к курению. И повторяю, быть при этом полноправным членом общества, а не опустившимся изгоем, не избегающим Фемиды преступником и извращенцем:
Но и для курильщика, за редчайшим исключением, рано или поздно наступает в жизни пора, когда привычка начинает его тяготить. Либо кашель стал донимать, либо хочется подольше оставаться красивой, либо просто надоело хотеть курить двадцать, тридцать, пятьдесят раз в сутки и даже чаще, когда поход в кино уже не радость, а томление, когда трех-пятичасовой перелет в самолете для некурящих уже нешуточная пытка: Сколько курильщиков, столько и причин пожелать вдруг расстаться с курением. Я лично из тех, кому надоело беспрерывно хотеть и бояться попасть в ситуацию, где нельзя: При этом, всем без исключения нравится сам по себе процесс курения, затяжек, выпускания дыма, прикуривания: То есть курить всем продолжает нравиться, но плата за это осознается чрезмерной:
Не знаю статистики - велик ли процент среди курильщиков окончательно завязавших, но предполагаю, что не очень: Это два весьма не равновеликие множества. И хотя практически любой может вспомнить о перерыве в несколько месяцев, но это, как правило, вынужденные перерывы, связанные с обстановкой или запретами врачей.
Способы, с помощью которых множеству людей удалось навсегда избавиться от курения - тоже многообразны и индивидуальны, но в основе каждого лежит великий и незыблемый принцип: надо самому захотеть, надо самому решиться!
Без этого - никуда, но и с этим далеко еще не победа.
Со мной мои эксперименты сыграли очень злую шутку: в течение очень многих лет я то курил, то завязывал и постепенно наловчился сравнительно легко преодолевать первые несколько суток без табака. Но зато и окончательно бросить стало чудовищно сложнее: те, кто рядом бросали - уже давно и забыли хотеть, а меня все тянет и тянет. И рано или поздно, поддавшись очередному позыву я пробовал и 'развязывал':( Но однажды, озверев от собственной непоследовательности, сказал себе: всё и навсегда! И выполнил.)
Зато стал компетентнейшим советчиком для тех, кто решился: Если хотите - поделюсь. Но я не собираюсь учить вас жизни, внедрять очередную методику, тыкать носом, стыдить и прочее: Нет, я лишь поделюсь одним, но, пожалуй, самым главным секретом, который обладает термоядерной силой, если прочитав его - вдуматься, а вдумавшись - осознать:
Секрет эффективен как никакой другой, но он не эффектен, бледен на вид: Его надо впустить в себя, сделать частицей души и ума, и тогда он выручит, не даст 'утонуть' и расписаться в собственном бессилии.
'Желание курить - не бесконечно, оно проходит.' - Вот он, главный секрет!
В какой бараний рог бы ни скручивало вас отсутствие курева, вы должны понять, осознать, прочувствовать, поверить, что через десять лет ваша привычка обнулится. Много десять лет? Много. Такой стойкой тяги и на свете-то нет: Ну, значит, через пять, через три, через год: А у многих и меньше чем через год тяга к курению проходит навеки и кажется такою же странной , как желание копить в комоде тюбики из под зубной пасты. Путь у всех разный по длине, но универсальный по 'пейзажу': никотиновая жажда и голод, ничем не перебиваемые и не утолимые, все же таки сменяются постепенно никотиновой тоской, а та переходит в никотиновую ностальгию, которая, в свою очередь выцветает в никотиновую грусть. Происходит это не линейно, а волнообразно. Так, во время легкой никотиновой грусти, может накатить и застать врасплох волна такой жесточайшей тоски и жажды, что удержаться невероятно тяжело и здесь поможет только знание: "держись! - и отступит!" И точно: десять минут - и схлынуло без следа. В этой-то волнообразности - большая опасность: человек три месяца как ест, спит, гуляет, общается без курева и горд собой и чувствует, что стало лучше и готов праздновать победу!.. И вдруг накатило, он уступил - что от одной сделается, когда такая победа за плечами? - и неминуемо закурил надолго: Потому что в тот момент, когда накатит - все становится бессмысленным и бесполезным: ' Я хочу, я очень хочу, я жажду! Год прошел, а я очень, очень хочу, как в первый день бросания! Год назад я также хотел курить! И что теперь - всю жизнь терпеть и всю жизнь этим мучиться? Зачем? Пусть уж я буду, как и все вокруг: Плевать. Курят же другие и ничего. А вот так вот бессмысленно терпеть - не могу больше и не собираюсь:'
Через десять минут приступ сойдет, чтобы коварно подкрасться через многие месяцы, в такую же беззаботную минуту, а может и уже никогда не вернется, и устоявший крутит головой, улыбается, весь в поту, и готов креститься обеими руками, что удержался, не уступил наваждению: Это значит, что он победил сейчас и вполне способен побеждать дальше. Поймите и осознайте: наваждения налетают и отлетают, а победы остаются с вами.
Вы заметили, что часто ваши настроение и образ мыслей поздним вечером очень сильно отличаются от утренних? Вот и здесь так же, при рецидивах, только еще резче и гораздо стремительнее:
Есть по результатам битвы духа и тела два следствия: один важнейший минус и такой же плюс:
МИНУС: Баловаться эпизодической сигареткой, с коих и возгоралась некогда заря желания, вы не сможете отныне, ни через месяц, ни через год, ни через двадцать и присно - ибо развяжетесь.
ПЛЮС: хрен бы с ним, вы больше и не захотите влачиться тягою сей.
Но это аз многогрешный, в гордыне своей, уже воссед на поучения и добро бы меня остановить, дабы не смущать малых сих подлунного мира упованием на мудрости халявные, не проницаясь знанием сокровенным.
Быть по сему, умолкаю! O, quam iucundum est sedere in solitudine:
Но если я, бренный, - сподоблен избыть сию малую, однако же мерзейшую из зависимостей, пуще и любой другой из человецев, из плоти и крови, способен тако же утруждаться сладостно вольной волею своей и не быть посрамленным преподлой жаждою блуда подсознания недужного. Если поверит, осознает и если захочет.
ЕСЛИ ЗАХОЧЕТ!

О`Санчес. Я курил